?

Log in

No account? Create an account

Свободная Беларусь!

Free Belarus!

Доклад Госдепа США: Нарушения прав человека в Беларуси носят массовый характер
Free Belarus
freebelarus



  • 15.03.2019

Госдепартамент США представил доклад о нарушении прав человека в Беларуси в 2018 году.
Описание ситуации с правами человека в Беларуси заняло 40 страниц. В документе перечисляются массовые преследования активистов оппозиции, тяжелое положение политических заключенных, пытки в тюрьмах, жесткие ограничения свободы собраний и ассоциаций, давление на журналистов независимых СМИ и незаконная блокировка сайта Charter97.org. Отдельно отмечается отсутствие в Беларуси свободных выборов, неспособность властей объяснить случаи политически мотивированных исчезновений, коррупция во всех ветвях власти.

Сайт Charter97.org приводит перевод доклада Госдепартамента США с незначительными сокращениями.

Доклад о правах человека в Беларуси, 2018 год

Сводная информация

Беларусь — авторитарное государство. Конституция предусматривает непосредственно избранного президента, который является главой государства, и двухпалатный парламент, Национальное собрание. Премьер-министр, назначаемый президентом, является номинальным главой правительства, но власть сосредоточена в президентстве, как в действительности, так и в законе.

Граждане не имели возможности выбирать свое правительство путем свободных и справедливых выборов. С момента своего избрания на пост президента в 1994 году Александр Лукашенко укрепил свое правление над всеми институтами и подорвал верховенство закона авторитарными средствами, включая манипулятивные выборы и произвольные указы. Все последующие президентские выборы не соответствовали международным стандартам. Парламентские выборы 2016 года также не соответствовали международным стандартам.

Гражданская власть в лице президента Лукашенко установила эффективный контроль над силовыми структурами.

В области прав человека отмечаются следующие проблемы: пытки; произвольные аресты и задержания; условия содержания в тюрьмах, несущие угрозу для жизни; произвольное и неправомерное вмешательство в личную жизнь; незаконные ограничения касательно свободного самовыражения, прессы и интернета, включая цензуру, блокировку сайтов, преступную клевету и дискредитацию правительственных официальных лиц; насилие в отношении журналистов, их задержания; жесткие ограничения свободы собраний и ассоциаций, в том числе в форме уголовного преследования за призыв к участию в мирной демонстрации, и законов, криминализирующих деятельность и финансирование групп, не одобренных властью; ограничение свободы перемещения, в частности, в отношении бывших политических заключенных, чьи гражданские права остаются в большой степени ограниченными; неспособность объяснить давние случаи политически мотивированных исчезновений; ограничения на участие в политической жизни; коррупция во всех ветвях власти; обвинения в принуждении женщин к абортам; торговля людьми.

Власти на всех уровнях действовали безнаказанно, не предпринимая никаких мер для привлечения к ответственности либо наказания официальных лиц в правительстве или силовых структурах за совершенные ими нарушения прав человека.

Глава 1. Уважение целостности личности, в том числе свободы:

a. Произвольное лишение жизни и другие незаконные или политически мотивированные убийства

В течение года не поступало информации о том, что правительство или его агенты совершили произвольные незаконные убийства, либо о случаях смерти от пыток.

б. Исчезновения

В течение года не было сообщений о новых исчезновениях со стороны государственных органов или от их имени. Не было никаких событий в продолжающемся расследовании исчезновений в 1999 году бывшего вице-премьера Виктора Гончара, бизнесмена Анатолия Красовского и бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко. Были доказательства причастности правительства к исчезновениям, но власти продолжали отрицать какую-либо связь с ними.

в. Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания

Подобные практики запрещены законом. Тем не менее, Комитет Государственной Безопасности (КГБ), ОМОН и другие органы безопасности, часто без опознавательных знаков и в гражданской одежде, бьют задержанных. Представители силовых ведомств обращались с подследственными ненадлежащим образом в ходе следствия. Милиционеры периодически избивали людей во время ареста.

Правозащитники, лидеры оппозиции и активисты, освобожденные из мест лишения свободы, сообщали о жестоком обращении и других формах физического и психологического насилия над подозреваемыми в ходе уголовных и административных расследований.

Сообщалось о множественных случаях дедовщины, включая избиение и другие формы физического и психологического насилия в отношении солдат-срочников. Некоторые из указанных случаев закончились смертью жертвы. В октябре 2017 года высокопоставленный сотрудник Следственного комитета объявил о возбуждении уголовного дела по обвинению в издевательствах и насилии, которые предшествовали обнаружению тела 21-летнего солдата Александра Коржича в подвале военной казармы под Борисовом. 5 ноября Минский областной суд приговорил трех бывших сержантов к девяти, семи и шести годам тюремного заключения соответственно за доведение Коржича до самоубийства, жестокое и безнравственное обращение с ним. Трое подсудимых также обвинялись правительством в воровстве, взяточничестве и злоупотреблении должностными полномочиями.

Продолжение:

https://charter97.org/ru/news/2019/3/15/326942/


Чтобы сохранить независимость Беларуси, оппозиция должна взять власть!
Free Belarus
freebelarus
28.02.2019
https://charter97.org/ru/news/2019/2/28/325105/



27 февраля в Press Club Polska в Варшаве лидеры белорусской оппозиции, экс-кандидаты в президенты Беларуси Николай Статкевич, Андрей Санников и Владимир Некляев провели пресс-конференцию. Тема встречи, которая была организована сайтом Charter97.org, «Ситуация в Беларуси накануне парламентских и президентских выборов».

Сайт Сharter97.org приводит полную стенограмму пресс-конференции лидеров белорусской оппозиции в Варшаве.

В начале пресс-конференции ее участников представил координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко:

- Не каждый день в Варшаве проходят пресс-конференции с такими людьми. Сегодня в нашей встрече участвуют: народный поэт, народный дипломат и народный главнокомандующий - люди всем вам известные. Могу сказать, что еще до Плошчы-2010 эти люди уже многое сделали для Беларуси и каждому из них, как говорится, должен стоять памятник.

В 2010 году эти люди приняли участие в Площади белорусского достоинства и чести. Их судьбы очень сильно изменилось в 2010 году. Но жизнь продолжается, Беларусь ждет своих героев, ждет перемены. И мы все, наверное, связываем надежды на лучшее будущее нашей страны, на перемены, именно с этими людьми. Cегодня вы можете задать вопросы нашим героям.

- Наталья Радина, главный редактор Charter97.org. Начнем с темы нашей пресс-конференции. Какая сейчас ситуация в преддверии выборов в Беларуси? Мы знаем, что Лукашенко сегодня очень непопулярный. В тоже время Россия активизировалась на белорусском направлении, многие говорят о вероятной оккупации страны. Вы - лидеры белорусской оппозиции. Что делать в этой ситуации? Есть ли надежда на изменение ситуации в позитивную сторону?

Владимир Некляев: - Спасибо за вопрос. Только я бы хотел перед тем, как мы начнем отвечать на вопросы, напомнить, что сегодня исполняется ровно четыре года со дня, когда был убит Борис Немцов.

Мы встречались с ним в Варшаве и он высказывался насчет той ситуации, в которой мы оказались. Он говорил, что независимость, при подобных имперских выходках Путина, нам просто так не дастся.

Борис Немцов был одним из немногих политиков, которые были готовы поддерживать Беларусь в ее борьбе за независимость. Без всяких там «может, они не народ и не страна еще». Поэтому сегодня стоит вспомнить его и почтить его память, а также память погибших белорусов. Как при нынешней российской власти не найдут убийц Бориса Немцова, так и с убийствами в нашей стране придется уже разбираться нам.

У меня сегодня спрашивали, почему эта пресс-конференция проходит в Варшаве. Все потому, что наши партнеры не могут приехать в Беларусь. И одна из задач, которая перед нами стоит, чтобы они и все, кого затронуло политическое преследование, кто cегодня разбросан по миру, могли вернуться в Беларусь и работать на ее благо, процветание и будущее.







Я не могу про это не сказать, сегодня утром ко мне подошел мой знакомый польский журналист и спросил: «Как же так, вы столько лет были по разные стороны, конкурировали в политике, а сегодня, совсем неожиданно для меня, вместе на пресс-конференции».

Да, наша последняя пресс-конференция с Андреем Санниковым была в 2010 году. Последние восемь лет наши взаимоотношения нельзя назвать партнерскими, но когда ты занимаешься политикой и твои цели связаны с будущим страны, в которой ты живешь, ты должен переступать через личное. Если ты этого не умеешь - должен этому научиться, если ты этому не научился - должен бросить заниматься политикой. И переступать через личное не только в личных взаимоотношениях, но переступать через личные интересы.

Мы снова вместе на этой пресс-конференции, потому что перед нами, перед Беларусью, перед обществом, перед народом, стоит угроза потери независимости - инкорпорации в состав Российской Федерации. Наша задача - эту угрозу предотвратить. К сожалению, не только сказочники из госСМИ, но и «баюны», принадлежащие к демократическому обществу, говорят, что либо этой угрозы не существует, либо на ее пути стоит правитель как единственный «гарант» независимости Беларуси. И то, и другое - неправда. Угроза потери нашей независимости встала в полный рост, а так называемый «гарант» независимости встречает ее лежа под тяжестью той политики, которую он проводил все эти годы, пребывая у власти.

В такой ситуации встает вопрос: что делать? Выбор - или сдаться, или сражаться. И есть в нашей стране антибелорусские силы, не только российские, но и свои, коллобарантские, предательские, которые готовы сдаться. Как говорят милиционеры: «Нам в России будут больше платить за то, что мы будем вас бить дубинками». Но есть и национальные силы, готовы сражаться за свою независимость.







Наша задача собрать все эти силы в один кулак. Мы должны активизировать наше общество на борьбу против аншлюса. Если мы не подключим белорусское общество к борьбе за сохранение нашей независимости, если оно будет, как сегодня, инертно наблюдать за процессом инкорпорации, то Беларусь возьмут, как сонную муху, кинут в граненый стакан «союзных» республик и накроют имперской крышкой. И будет этот стакан стоять в музее.

Чтобы этого не произошло, я готов сотрудничать со всеми патриотическими силами, которые есть и в оппозиции, и в гражданском обществе, и во власти, где эти силы также присутствуют. Вот именно для этого Белорусский Национальный Конгресс и те люди, которые сидят перед вами, приняли решение участвовать в политической кампании, которая носит название президентские выборы.

Николай Статкевич: - Я хотел бы поблагодарить организаторов этой пресс-конференции, в первую очередь - «Хартию-97». Вы находитесь в тяжелой ситуации, но продолжаете делать свое дело для Беларуси.

Хочу поблагодарить тех, кто помог вам с этим помещением в Варшаве. Прекрасное место, камерное, больше подходящее для диалога. Здесь нет трибуны, с которой можно что-то вещать, призывать к чему-то. На пресс-конференцию пришли опытные люди, владеющие ситуацией, и мы собрались тут поговорить.

Владимир Прокофьевич подробно рассказал, почему мы сегодня собрались вместе. В свою очередь я хотел бы расставить акценты и подчеркнуть опасность ситуации и варианты развития событий. Беларусь подходит к распутью. Cкорее, можно сказать, что ее туда тянут внутренние и внешние обстоятельства. Нам не избежать драматических перемен. Во-первых, потому что режим исчерпал свой потенциал. Он исчерпал свой экономический потенциал, главной составляющей которого была российская поддержка. Россия больше не хочет в прежней степени поддерживать Беларусь. Так бывает. Когда фирма становится убыточной, то ее филиалы закрывают. Лукашенко превратил белорусскую экономику в убыточный филиал России, а Кремль хочет его закрыть.

Также режим исчерпал свой электоральный потенциал. Сегодня Лукашенко является самым ненавидимым человеком в Беларуси. Тяжело встретить его сторонников. Я уверен, что они где-то есть. Если раньше говорили про «спираль молчания», о том, что противники Лукашенко есть, но они боятся об этом говорить, то сегодня совершенно другая ситуация. Достаточно зайти в общественный транспорт в Минске или в каком-нибудь маленьком городке и назвать там Лукашенко «батькой». В Украине и России нам любят приписывать, что он для нас отец, но в Беларуси за такие слова можно получить под дых и очень сильно. Все потому, что люди очень сильно ненавидят этого человека.







Впервые в Беларуси такая ситуация, когда задолго до выборов у оппозиционных политиков рейтинг выше, чем у Лукашенко. Белорусское общество пришло ко многим положительным консенсусам. Первый консенсус - белорусское общество хочет независимости. Второй - белорусы хотят политических и экономических перемен. По всем опросам белорусы - одна из самых передовых наций в плане готовности к экономическим реформам. А самое главное, белорусы хотят смены этой власти.

Да, многое от нас не зависит, но еще большее зависит именно от нас. Задача патриотических сил - консолидировать протестное большинство. Консолидировать и возглавить. И только тогда мы будем управлять ситуацией. Не беспомощно ждать, что там с нами сделают внешние силы. Потому что если эта консолидации будет и мы ее покажем, то поверьте, если не делать никаких крайних шагов - никто к нам не полезет. Даже в случае Площади и перемен. Если общество поднимется и поверит в перемены, то никто кулак в этот пчелиный рой совать не будет. Потому что вытянут его распухшим. Это все прекрасно понимают, и даже Россия не полезет.

Продолжение здесь:
https://charter97.org/ru/news/2019/2/28/325105/




СК прекратил расследование дел Захаренко, Гончара и Красовского [31.01.2019]
Free Belarus
freebelarus
31.01.2019

Сообщение о приостановлении расследования получили родственники исчезнувших политиков.


Сообщение о приостановлении предварительного расследования получили родственники исчезнувших политиков Ирина Красовская, Зинаида Гончар и доверенное лицо семьи Захаренко Олег Волчек, передает «Белсат».

«Таким образом государство прекращает искать исчезнувших более 19 лет назад оппонентов власти, устанавливать виновных в этих исчезновениях и исключает все возможности их наказания. Именно поэтому остается приостановленным с 2006 года дело Дмитрия Завадского», – комментирует решение Следственного Комитета Раиса Михайловская, руководитель Белорусского документационного центра.


В октябре прошлого года Республика Беларусь получила рекомендации Комитета по правам человека ООН криминализировать в национальном законодательстве насильственные исчезновения. Но представители нашего государства отвечают, что в национальном законодательстве такого понятия нет, нет и исчезновений.

«Безусловно, действия следователя будут обжалованы родственниками и доверенными лицами. Государству не удастся так просто закрыть эту тему», – добавила Раиса Михайловская.



https://youtu.be/lhdCfXilD4o

Николай Статкевич: Что будут делать западные политики, когда белорусы восстанут?
Free Belarus
freebelarus



  • 11.01.2019



Николай Статкевич
Фото: AP

80 процентов граждан Беларуси решительно хотят перемен.

Белорусы смотрят на мир глазами российского телевидения, а, преследуя независимые СМИ, белорусские власти "сами расчищают пространство для пропаганды". Тем не менее, второго Крыма в Беларуси не будет. Так утверждает один из лидеров белорусской оппозиции Николай Статкевич.

По его словам, общество раскалывают вопрос геополитической ориентации, языковой и социальный моменты. Статкевич уверен, что власть исчерпала ресурсы и превращает Беларусь в "дотационный филиал России", в то время как белорусы в большинстве своём поддерживают перемены.

"Мы готовы дружить со всеми соседями и учитывать их интересы. Но требуем учитывать и наши права. В том числе, наше право на свободу. Напоминаю, что у нашей нации 500-летняя традиция партизанских войн. Второго Крыма здесь не будет. Скорее можно нарваться на второй Афганистан", - говорит он.

Статкевич — один из лидеров Белорусского Национального Конгресса, лидер партии "Народная Грамада", живет в Минске, но проводит акции протеста не только в столице, но и в регионах.

Литовский портал DELFI поговорил с белорусским оппозиционным политиком, который рассказал, что может ожидать его страну, главной проблемой для которой, считает он, опять стала реальная угроза потери независимости.

- Несмотря на ваше положение в стране и общую ситуацию, жизнь у вас протекает обычно?

- Конечно, в жизни надо радоваться каждому дню. Мне достаточно для этого самого обычного – близких, друзей, природы.

- В какой обстановке живет сейчас белорусский оппозиционный лидер?

- Режим наносит удар, в первую очередь, именно по лидерам. В общей сложности, 8 лет я провел не на свободе. Из них – 5 лет в заключении после президентских выборов 2010 года. Преимущественно – в закрытой тюрьме. Полтора года – в одиночке. С момента освобождения было множество административных арестов.

Власть пытается заставить меня замолчать. Официальные угрозы новым уголовным делом и анонимные угрозы убийством стали обыденностью. Делают мелкие гадости. Например, мне судом запрещено водить автомобиль, потому что я не плачу штрафы за организацию акций протеста. После одной из демонстраций власти объявили о предстоящем сносе дома, где я живу. Перед другой акцией залезли через забор во двор дома, порезали шины у автомобиля жены. Перед третьей - разбили лобовое стекло. Могут в любой момент внезапно арестовать на улице и потом несколько дней лгать близким, что не знают, где я.

В 2017 году я оторвался от "наружки" и укрылся в квартире друзей, чтобы избежать превентивного ареста и попасть на ключевую акцию протеста 25 марта. Выследили, задержали и держали в тюрьме КГБ три дня. Вывезли в лес, отпустили и потом долго отрицали, что я у них был.

- Вы проводите акции в центре Минска и регионах уже много лет. Какими вы видите проходящих мимо людей?

- Когда я вышел на свободу в 2015 году, то увидел, что политический ландшафт стал похож на кладбище. Пока я сидел – 5 лет в центрах белорусских городов не было ни одного митинга оппозиции. Чтобы снизить страх в обществе и вернуть в политику публичный протест, я стал организовывать массовые акции в центре Минска.

Отвоевать пространство свободы было очень важно. Ведь при отсутствии реальных выборов единственный действенный механизм влияния общества на власть - это массовый протест. В прошлом году у нас были достаточно многочисленные акции. Мы организовали первую акцию против "декрета о тунеядцах", когда безработных обложили налогом. На то первое несанкционированное мероприятие собрались 5000 человек. Город не видел такого с момента президентских выборов 2010 года. Протест подхватили регионы и нам удалось отменить этот налог.

- Если сравнить настроения людей еще в годы протестов девяностых и сейчас, как это выглядит?

- В девяностых годах, когда Лукашенко хотел сдать независимость страны, чтобы получить главный пост в Кремле, на улицы выходили десятки тысяч человек, были жёсткие столкновения с милицией. Тогда нам удалось отстоять страну. Но в тот момент у меня было такое ощущение: за спиной – десятки тысяч, но в стране нас – меньшинство.

Сейчас пока происходит обратное: собираются несколько сотен или тысяч человек, а смотрят стримы и поддерживают нас миллионы людей, которые пока не решились выйти на улицы. Я постоянно чувствую эту поддержку. Например, когда ты приезжаешь в маленький провинциальный город, то тебя тут же обязательно кто-то узнает, подойдет, чтобы поблагодарить. Люди в отчаянном положении, но они взяли на себя труд запомнить меня. Это уже ответственность и она ко многому обязывает.

- Вы вспоминали в одном интервью о том, как люди решали, "допустить или не допустить Лукашенко к власти". Между чем сейчас белорусам придется выбирать в случае необходимости?

- Лукашенко все понял в 2017 году, когда на площади небольших городов вышел его бывший электорат. Без всяких разрешений, которых и так никогда не дают. Вышел и стал говорить, обращаясь к нему. Слова чаще были нецензурные и, когда адресат их услышал, до него наконец-то дошло, насколько страна его ненавидит. Он проиграет выборы даже клоуну, хотя на президентские выборы сейчас только клоунов и пускают.

Я не люблю, когда меня называют оппозиционером. Это Лукашенко сейчас в оппозиции к большинству белорусского народа. После 2010 года власть решила не допускать настоящих соперников на свои фальшивые выборы, потому что даже фальшивые выборы всё равно ведут к политизации общества. И настоящая оппозиция может этим воспользоваться, организовать массовый протест, чтобы добиться честных выборов и победить.

Сейчас власть в очередной раз ведет зачистку политического поля от реальных кандидатов. В первую очередь, это касается Белорусского национального конгресса (БНК), куда входит и возглавляемая мною партия "Народная Грамада". Вопреки Конституции мне запрещают баллотироваться из-за "судимости". Недавно сфабриковали уголовное дело против лидера профсоюза Геннадия Федынича, входящего в руководство БНК. На президентские выборы власть готова допустить лишь зависимых от нее псевдооппозиционеров, задача которых – публично признать победу Лукашенко и блокировать массовую акцию протеста против фальшивых выборов.

За возможность участия в выборах настоящих оппонентов режима и за признание их победы обществу придется бороться.






Фото: AFP

- Можно ли вести речь о диалоге внутри страны и с Западом?

- По крайней мере, с Западом внешне он происходит. Конечно, это односторонний диалог, поскольку уступок со стороны режима мы не наблюдаем. Уступает только Запад. Когда западные политики утверждают, что оппозиция должна вести диалог с властью, я согласен. Но наша власть пока не идет на реальный диалог. Она пойдет на него, когда на улицы выйдут сотни тысяч. Но тогда уже будет сложно спасти эту власть от народа. А сейчас появляются деятели, которые лишь имитируют диалог. Они просятся на прием к чиновникам, что-то им говорят, публикуют фотографии с ними в интернете, но это ничего не меняет. Говорят потом, что власть ведет диалог с оппозицией. Они не оппозиция, а их диалог на коленях – это не диалог.

Реальный диалог власть будет вести только с реальной силой. Свободу нельзя выпросить.

- А если говорить о диалоге с ЕС?

- ЕС, интеграция в который всегда была достаточно популярной, вдруг, вопреки своим ценностям, стал заигрывать с диктатором. Я понимаю, что это заигрывание вызвано страхом перед Россией. Логика здесь простая: пусть лучше такой буфер, чем никакого. Мол, пусть лучше в Беларуси будет Лукашенко, чем Путин.

Но подавляющее большинство белорусов уже не видит Лукашенко альтернативой. Альтернативой Кремлю в Беларуси могут быть только патриотические силы, если им удастся объединить большинство народа вокруг своей программы и лидеров. Чем сейчас и занимается БНК. Ставка на крайне непопулярного диктатора лишь подрывает репутацию Запада, его ценностей в глазах белорусского общества и затрудняет нашу борьбу. ЕС теряет авторитет среди белорусов.

Сейчас люди рассуждают так: Лукашенко - наш враг, а Запад делает ставку на Лукашенко. Поэтому их взоры поворачиваются на Восток. Сейчас внутри Беларуси рейтинг Путина в разы превышает рейтинг Лукашенко. Это опасная для страны ситуация.

- Интересно, что в Беларуси замеряют отношение общества к российскому президенту.

- Это говорит о зависимости Беларуси от России. Режим превратил Беларусь в дотационный филиал России. Во всех сферах. Наша преимущественно государственная экономика уже не способна выжить без огромных российских дотаций. Причем эти деньги бездарно проедаются колоссальным госаппаратом, воспитанным в духе идей интеграции с Россией и ненависти ко всему национальному.

И этот режим Запад считает гарантом нашей независимости? А что западные политики будут делать, когда люди восстанут? На чью сторону встанут? Цель наших протестов в том, чтобы показать обществу, что это мы – альтернатива режиму. Что мы боремся за интересы людей и против диктатора. Если нашей открытой борьбы не будет, то у людей останется надежда только на Москву, которая, по их мнению, способна освободить их от ненавистного диктатора.

- То, о чем вы говорите, оппозиция говорит все время и довольно давно. Лукашенко на месте, выборов нет, ЕС теряет ценности, угроза независимости с Востока. Что-то изменилось?

- Я помню девяностые годы. Сторонников независимости среди жителей Беларуси было 27%. То есть, в независимом государстве меньше трети граждан были сторонниками независимости этого государства. Это была ужасная цифра. Тогда мы любой ценой пытались удержать независимость. Мы понимали, что даже при антинациональном режиме жизнь в своем государстве позволит нации укрепиться.

Сейчас более 90 процентов, неважно, в союзе с Россией или без нее, но за независимость. Нация состоялась. Это самое главное достижение. Изменилось отношение к нашей истории, белорусскому языку.

Лукашенко 20 лет старался уничтожить белорусский язык. У русскоязычного большинства сейчас появилось понимание того, что надо сохранить язык и культуру.

Изменилось отношение к власти вообще. Люди хотят демократии, экономических реформ – это уже другая страна, которая заслуживает другой власти, нормального правительства, настоящих выборов и достойной жизни.

Эта другая Беларусь – наш главный успех и самое важное достижение. Нам удалось защитить независимость в девяностых и поддерживать своей борьбой ценности свободы, прав человека. Люди сейчас поворачиваются к ним лицом. Страна созрела для смены власти, политических и экономических реформ.

- Какие ресурсы остались в таком случае у нынешней власти?

- Режим исчерпал свой ресурс. Электоральный, идеологический, экономический. Даже дотационный. Этот поезд дальше не идет. Очень неплохая 25 лет назад советская производственная база устарела и износилась. Российских дотаций уже не хватает, чтобы компенсировать убытки больших государственных предприятий и содержать огромную армию "правоохранителей".

Мы все больше отстаем от мировых темпов развития. Целые регионы нищают и деградируют. По данным социологов, 80% хотят перемен. Режим боится реформ, с которыми связывает потерю контроля над страной. Но если он попытается увеличить размер российских дотаций очередной продажей суверенитета и поставит под угрозу нашу государственность, то только ускорит свой конец.

Сейчас не 90-е. На защиту страны поднимутся уже не десятки, как тогда, а сотни тысяч патриотов, за которыми будет поддержка подавляющего большинства народа.

- Каким вы видите состояние силовых структур?

- В силовые структуры, особенно на офицерские должности, отбирали тех, кто поддерживал политику Лукашенко. В том числе, его идеи о "славянском братстве", интеграции с Россией и совместной борьбе против "проклятого" Запада.

Теперь мы оказались в ситуации, когда самый популярный политик среди белорусских офицеров – это Путин. Есть пример Украины, где государство и армия были развалены. Но там государство дало народу оружие и он защитил страну. У нас силовые структуры могут стать на сторону агрессора.

Прежняя идеология и риторика Лукашенко после украинских событий показали свою опасность для существования страны и он уже уходит от них, но люди-то с такими взглядами в структурах остались. В этом большая опасность. Главным гарантом независимости в такой ситуации является сам белорусский народ, который не позволит уничтожить свое государство.

- В одном интервью вы говорили, что познакомились с Лукашенко в здании белорусского парламента...

- Это было в очень давние времена. Сейчас у нас так - муляж парламента, муляж судов и муляж зарегистрированной оппозиции. Лукашенко уничтожил все демократические институты. Что такое белорусские выборы? Это красочный, хорошо поставленный спектакль с заранее известными цифрами и процентами. Голоса просто не считаются. Но выглядит очень похоже. Избирательные комиссии состоят только из отобранных режимом людей, заранее подписывающих пустые протоколы с "результатами голосования". А наблюдатели не имеют права контролировать подсчет голосов.

- Какое воздействие оказал на Беларусь Майдан? Что появилось в белорусской реальности нового?

- Общество было напугано. Раньше мы использовали фальшивые выборы, чтобы мобилизовать людей на массовый протест и попытаться добиться настоящих выборов. В 2014 году люди испугались, что это может быть предлогом для внешнего вмешательства, войны и крови. Но теперь мы видим, что этот страх преодолен. Мирная победа протестов в Армении тоже повлияла на это.

- Почему Лукашенко так долго удерживал власть?

- Лукашенко продавал наш суверенитет Москве частями взамен на финансовую поддержку. Без этой огромной поддержки со стороны России режима уже давно бы не было. Он продал стратегически важную газотранспортную систему, язык, культуру, независимую внешнюю политику, телевизионное пространство. Бесплатный пакет телевещания – это 8 доступных всем телеканалов. 5 из них – российские.

Негативное влияние этого проявилось в 2014 году, когда две трети населения посчитали правильной аннексию Крыма. Они смотрят на внешний мир глазами российского телевидения. Независимые СМИ, стоящие на белорусской позиции, преследуются.

Власти пытаются блокировать самый популярный белорусский политический сайт "Хартия-97". Преследуются журналисты телеканала "Белсат". Режим сам расчищает место для московской пропаганды.

Стало очевидно, что наше общество геополитически расколото. Еще в 90-х я много писал об этой проблеме, но режим лишь углублял раскол. Надо делать выводы. Расколотая страна крайне уязвима к внешним воздействиям. Если мы не консолидируем наше общество, мы ничего не достигнем. А на пути к изменениям еще можем нарваться на агрессию, гражданский конфликт и даже потерю государственности.

- Как консолидировать общество?

- Режим пытается насильственно консолидировать общество с помощью огромного аппарата насилия. Беларусь - европейский лидер по числу "правоохранителей" на душу населения. У нас 8 спецслужб с правом оперативно-розыскной деятельности. Но такая "консолидация" отнимает огромные ресурсы и при уменьшающихся российских дотациях она разорит государство. Кроме того, подавление общества убивает творческую инициативу людей, без которой невозможна современная конкурентная экономика.

Необходима осознанная консолидация. Условия для нее созрели. Есть базовые ценности, уже разделяемые большинством: независимость, демократия, обязательная сменяемость власти, экономические реформы. Но есть вопросы, которые раскалывают общество – это вопрос геополитической ориентации, языковой и социальный. Здесь надо искать компромиссы.

Наша главная цель – построить нормальную страну, свободное, успешное, богатое государство для нашего народа. Исходя из этой цели, нужно искать компромиссы в вопросах, разделяющих общество. Механизм компромисса – демократия. Площадки для поиска компромиссов в демократическом государстве – честно избранные полномочный парламент, органы самоуправления, собрания местных сообществ.

- Как достичь такой цели?

- Раскрепостить творческую энергию нации и направить ее на развитие страны. Использовать естественную мотивацию людей к личному обогащению и совместить ее с потребностями общества. Механизмы такого совмещения уже опробованы нашими соседями. Есть как позитивный, так и негативный опыт, который надо учитывать.

Необходимые условия – независимый суд, гарантия прав собственников, понятная и стабильная налоговая система, стимулирование внутренних инвестиций и экспорта, приватизация малых и средних госпредприятий, реформа системы управления крупными госпредприятиями, реальное самоуправление регионов и общин. Все это приведет к высоким темпам развития страны.

А, учитывая низкую стартовую базу реформ и придавленность частной инициативы диктатурой, в первые годы реформ эти темпы будут носить взрывной характер. Из негативного опыта, который тоже надо изучать. Лозунг мировой социал-демократии звучит так: Свобода, Справедливость, Солидарность. Так вот – без справедливости и солидарности свобода не может быть устойчивой. На деньги, полученные в результате экономического роста и сокращения огромного госаппарата, необходимо провести реформы систем образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения.

Наконец, нужны реальные, а не символические пособия по безработице. Нужна реформа трудовых отношений с отменой всеобщих краткосрочных трудовых контрактов. И много еще чего. Мы подготовили достаточно объемную партийную программу реформ и сейчас ведем по ней открытую дискуссию на форумах, чтобы учесть мнения людей.






Фото: Reuters

- В чём основа ваших взглядов на отношения Беларуси и НАТО?

- Я с пониманием и уважением отношусь к выбору наших соседей, выбравших этот путь обеспечения своей безопасности. Но для Беларуси этот путь сейчас закрыт. Наша партия выступает за военный нейтралитет страны, стремление к которому записано в белорусской Конституции.

- Почему, по вашему мнению, люди идут работать в силовые структуры, если они используются властями для подавления недовольства граждан. Вы говорите, что белорусы недовольны властью?

- Скажем честно, осознанно живут не большинство людей. В любой стране. Очень многих просто несет по течению.

- Что для вас независимость Беларуси, о возможной потере которой вы сегодня не раз говорили?

- Я больше говорил о ее защите. Образ независимости для меня - свой дом для нашего народа. Если белорусы сохранят свой дом, тогда рано или поздно мы приведем его в порядок, украсим его, сделаем уютным и комфортным для жизни. Отнимут у нас этот дом – ничего хорошего не будет.

Угроза нашей независимости сейчас снова актуализируется. Но за эти годы мы стали нацией. И я уверен, что здесь найдется достаточное количество людей, готовых в случае агрессии сражаться за свою страну с оружием в руках.

Мы боролись недаром и сейчас чувствуем почву под ногами. Теперь пришло время свободы. Я уверен в свободном будущем моей страны и никому не советую пытаться воспользоваться нашей борьбой за свободу, чтобы вмешаться сюда с какими-нибудь разноцветными человечками.

Мы готовы дружить со всеми соседями и учитывать их интересы. Но требуем учитывать и наши права. В том числе, наше право на свободу. Напоминаю, что у нашей нации 500-летняя традиция партизанских войн. Второго Крыма здесь не будет. Скорее можно нарваться на второй Афганистан.

- Если очень коротко сформулировать ответ на вопрос. Зло в Беларуси персонифицируется. Если в целом о Беларуси говорят за пределами страны, то чаще всего ее ассоциируют с Лукашенко. Вы как-то сказали, что личной ненависти к нему вы не испытываете.

- Я ни к кому личной ненависти не испытываю. А к господину Лукашенко есть очень много претензий со стороны Уголовного кодекса. Но я не суд и я не жертва. Я делаю то, что сам для себя выбрал и что близко моей человеческой сущности. Я пытаюсь сделать свою страну свободной, лучше. Во мне нет ненависти. У меня есть только любовь к своей стране и чувство ответственности за свой народ.

- Спасибо за разговор!


Владимир Кара-Mурза: Беларусь и Россия освободятся от диктатур
Free Belarus
freebelarus



  • 28.08.2018



ВЛАДИМИР КАРА-MУРЗА

Режимы Лукашенко и Путина похожи, и конец у них будет один.

Беларусь опережает Россию по срокам и темпам построения тоталитарного режима, в то время как обе установившихся в России и Беларуси системы являются аномалиями в условиях XXI-го века. Такую точку зрения в интервью сайту Charter97.org высказал заместитель российского оппозиционного движения «Открытая Россия» Владимир Кара-Мурза.

По его словам, проводимая рядом стран и политиков realpolitik является циничной и лицемерной, но в то же время среди западного истеблишмента ещё достаточно политиков, твердо придерживающихся принципов и ценностей западной демократии.

В разговоре российский оппозиционер отметил один интересный момент. Впервые точечные персональные санкции Запада были опробованы на режиме Лукашенко, а потом этот же принцип лёг в основу «закона Магнитского».

- На фоне Украины и России Беларусь не выглядит главной актуалией для западных стран, тем не менее, для данного региона – это очень важная страна, поскольку, с одной стороны – основной союзник России, с другой стороны – сосед, с которым Литва, Латвия, Польша, несмотря на нарушения прав человека и авторитарную суть режима Лукашенко, поддерживают экономические связи. Как вы видите ситуацию в Беларуси и отношения России и Беларуси?

- Прежде всего, нужно сказать, что Беларусь нас опережает по срокам и темпам построения тоталитарного режима. Там всё началось на пять лет раньше, чем в России. Я помню, как в середине девяностых годов к нам в Москву приезжали белорусские демократы и они прямо дышали воздухом свободы. Их приглашали на телевизионные ток-шоу, они встречались с депутатами Государственной думы. В России в девяностые года тогда ещё тоже свободно дышалось, телевидение не было подцензурным, парламент был местом для дискуссий, был настоящий плюрализм мнений в обществе.

А в Беларуси уже с 1994-95 и особенно с 1996 года, после так называемого референдума по новой конституции, стал устанавливаться настоящий авторитарный режим. Был уничтожен парламент, зачищены основные СМИ. В будущем году на самом деле исполняется четверть века с того момента, как бывший председатель колхоза Александр Григорьевич Лукашенко пришёл к власти. Думаю, что никто в страшном сне не мог себе этого представить. А спустя 5-6 лет у нас началось то же самое.

Есть определённый парадокс. У Путина и Лукашенко достаточно напряжённые личные отношения, Путин Лукашенко очень не любит, при этом все основные черты политического режима, который Путин начал устанавливать в России, во всех основных чертах досконально повторяет то, что Лукашенко сделал в Беларуси. И в какой-то момент, как говорится, ученик уже стал превосходить учителя.

Я помню, как относительно недавно был момент, когда в Беларуси многих политических заключённых отпустили на свободу и их осталось не такое большое количество как раньше, а в России политзаключённых становилось всё больше и больше. Сейчас, по данным правозащитного центра «Мемориал», в РФ больше 180 политических и религиозных заключённых, находящихся в тюрьмах. Эта цифра уже вполне сравнима с поздним советским периодом. Также долгое время Беларусь называли последней диктатурой Европы, но с определённого время эта фраза не соответствует действительности, поскольку после прихода к власти Владимира Путина и установления его режима в России в Европе стало уже как минимум две диктатуры.

- Чем друг для друга в данный момент являются Беларусь для России и Россия для Беларуси?

- Опять же здесь мы видим парадоксальный момент. Отношения между руководителями, а точнее диктаторами (нужно называть вещи своими именами), не слишком хорошие. При этом мы наблюдаем союз по расчёту. Может быть, они не очень и сами-то рады, что существуют такие зависимые отношения, но оба режима с приходом Путина к власти вынуждены поддерживать этот союз. Кроме того, существует созданное в конце 1990-х так называемое cоюзное государство России и Беларуси и кто-то, может быть, скажет, что формально Россия и Беларусь вообще одно государство. Но мы понимаем, что это профанация. Из опыта друзей и коллег могу сказать, что единственный позитивный смысл этого так называемого союзного государства заключается в следующем: оно позволяет представителям оппозиции и гражданского общества, которым режимы в России и Беларуси запрещают выезд из своих стран, пользоваться для выезда соседней страной. Многие белорусские оппозиционеры, когда Лукашенко запрещает им выезд, едут в Москву и оттуда вылетают уже куда им нужно. И в последнее время есть люди (я лично их знаю и им запрещён выезд из РФ), которые выезжают за рубеж через Беларусь. Так что приходится признать, что хоть какой-то положительный смысл в этом так называемом cоюзном государстве всё-таки есть.

- На прошлой неделе в Беларуси задержали журналистов и провели в редакциях и квартирах обыски в стране. Как, по вашему мнению, это стоит расценивать?

- К сожалению, ничего нового и удивительного здесь нет. Авторитарные режимы по определению являются врагами журналистики и свободы слова, свободы СМИ. Как правило, авторитарные режимы начинают с борьбы со свободой слова, поскольку больше всего боятся огласки своих действий. В своё время так же начал в своё время режим Лукашенко. Мы помним белые полосы газет в середине девяностых, а потом независимые СМИ были просто уничтожены лукашенковским режимом.

Если вернуться к параллелям, в России это произошло в первые годы правления Путина. Федеральные телеканалы были либо закрыты, либо захвачены государством. То, что мы видим в обеих странах – это попытки добить последние маленькие островки свободы СМИ. Скажем, если 15-17 лет назад путинское руководство уничтожало независимые федеральные телевизионные каналы, то сегодня путинская генеральная прокуратура пытается блокировать уже независимые интернет-сайты с посещаемостью в несколько десятков тысяч.

То же самое мы видим в Беларуси. 20 лет назад оказывалось давление на крупные независимые СМИ, сегодня крупных независимых СМИ в Беларуси практически не осталось. А на те, что остались сегодня пытаются надавить, добить, используя уголовную, судебную и так называемую правоохранительную систему для атаки на журналистов. Что мы и видели в последние дни – обыски, аресты и уголовные дела в отношении сотрудников независимых СМИ.

- Почему, по вашему мнению, несмотря на то, что в Беларуси уже долгое время ничего не меняется, репрессии продолжаются, страны Запада всё равно пытаются идти на сближение с режимом?

- Как всегда со стороны Лукашенко мы видим довольно хитрое маневнирование, когда он использует эту потенциальную возможность сближения с Западом в качестве инструмента шантажа при разговоре с Кремлем. Здесь тоже ничего нового нет, поскольку он давно так поступает. К сожалению, иногда Запад отвечает взаимностью. Мы помним, что, несмотря формально на санкции, Лукашенко ездил в Австрию кататься на лыжах, в Литву с визитом. И здесь тоже ничего удивительного нет. Это так называемая realpolitik, адепты которой называют ее прагматичной, а на самом деле она является циничной и лицемерной, поскольку закрываются глаза на нарушения прав человека, всех базовых демократических принципов правового государства ради каких-то якобы стратегических и геополитических целей.

Мы это видим со стороны многих западных лидеров и в отношении Лукашенко и Беларуси, и в отношении путинской России, когда Путина принимали в западных странах с распростёртыми объятиями, несмотря на то, что в России вообще уничтожалась свобода СМИ, политическая оппозиция, начинались политические преследования. Ровно то, что мы видим и сегодня, действует старая, не нами придуманная формула: сукин сын, зато наш сукин сын. Но, к счастью, нужно сказать в западных странах ещё достаточно политиков, которые стоят на принципиальных позициях, для которых ценности и принципы – это не пустые слова. И когда мы с вами говорим о параллелях между режимами Путина и Лукашенко, важно отметить, что в принципиальной политике Запада тоже есть параллели.

Принцип персональной ответственности, при котором международные санкции должны носить не общий характер в отношении всей страны и всех граждан, а персональных мер в отношении конкретных нарушителей прав граждан и коррупционеров, был сначала применен в отношении режима Лукашенко. В 2004 году Конгресс США принял закон о поддержке демократии в Беларуси, который установил принцип персональных санкций и ответственности. То есть, чиновникам режима Лукашенко, причастным к нарушениям прав граждан Беларуси, был закрыт въезд в США, возможность владеть активами на территории США. Этот принцип спустя много лет был положен в основу «закона Магнитского», который был принят в 2012 году и установил персональную ответственность нарушителей прав человека из числа чиновников путинского режима в России.

Так что важно отметить, что, несмотря на печальную традицию realpolitik в отношении режима Лукашенко и Путина, среди представителей западного истеблишмента ещё достаточно людей, для которых ценности и принципы – это не пустой звук и кто готов их отстаивать, вводя в том числе какие-то меры персональной ответственности для тех, кто нарушает права граждан.

- Как в вашем оппозиционном движении формулируют отношения с Беларусью, которые должны быть в идеале, а не при нынешней власти?

- Мы соседи, у нас очень много общего в культуре, истории и менталитете. Я уверен, что настанет день, когда Россия и Беларусь освободятся от этих диктатур, когда в Европе вообще больше не будет диктатур, и наши страны смогут установить нормальные партнерские отношения, основанные на взаимном уважении и соблюдении интересов друг друга, как и положено в нормальных суверенных странах. Я уверен, что этот день настанет. Мы не знаем, когда это произойдет и не занимаемся предсказаниями, а занимаемся подготовкой.

Как заместитель председателя движения «Открытая Россия» я скажу, что наша основная миссия – это подготовка почвы для перемен, которые неизбежно настанут. История России и нашего региона Европы показывает, что быстрые политические изменения могут начаться внезапно, быстро и неожиданно. И наша задача готовиться к ним. Думаю, то же самое относится и к коллегам из белорусской оппозиции. У меня много товарищей и коллег из Беларуси, с которыми мы на протяжении многих лет общаемся, и мне кажется в этом смысле есть еще один очень важный момент. Диктатуры сотрудничают между собой и тем, кто противостоит этим диктатурам, очень важно общаться между собой и находить общие точки соприкосновения. Мы стараемся это делать.

- Какую роль Беларусь в её нынешнем качестве играет на пространстве нашего региона?

- К сожалению, она играет роль какого-то замороженного, полусоветского островка. Много лет это была последняя диктатура Европы, но повторюсь, что сейчас это уже не так, их две. И в целом это абсолютно очевидная аномалия, когда в XXI веке в Европе есть две страны, политическая ситуация в которых идёт вразрез происходящим вокруг процессам. В этих двух странах сидят политические заключённые, СМИ находятся под надзором государства, нет свободных выборов и парламент не является местом для дискуссий в то время как у власти сидят одни и те же диктаторы. В Беларуси почти 25 лет, в России почти 19 лет.

Очень хочется надеяться на перемены и я, как историк, могу сказать, что ничего вечного не бывает и перемены произойдут, настанет день, когда в Европе не будет ни одной, ни второй и вообще никаких диктатур. И Европа будет строится на принципах демократии, правового государства и уважении прав человека. Это касается и России, и Беларуси.


[reposted post]Число полицейских на 100 тыс. населения.
конец фильма
storm100
reposted by freebelarus


Самое полицейское государство Европы - Белоруссия (в ЕС - Кипр, 621 полицейский на 100 тыс.)


«Немецкая волна»: День Воли в Беларуси начался с массовых арестов
Free Belarus
freebelarus


  • 25.03.2018



ФОТО: REUTERS

Колхозный фюррер Беларуси усрался от страха за себя и за свою банду колхозных бандитов.

Международные издания пишут о репрессиях против празднующих столетие БНР мирных граждан.

На акции, проходящей на площади Якуба Коласа в центре Минска по случаю 100-летней годовщины провозглашения Белорусской Народной Республики, произошли массовые задержания. Как сообщают белорусские СМИ в воскресенье, 25 марта, в ходе несогласованного мероприятия задержаны около 50 человек, передает «Немецкая волна».

Более 30 задержанных погрузили в три автозака, после чего стражи порядка начали заполнять четвертый автозак. В числе задержанных - шесть наблюдателей правозащитного центра «Весна», а также несколько журналистов «Белсата». Еще некоторые сотрудники «Белсата» были задержаны еще до начала акции, одного из них отпустили после проверки документов.

Сотрудники ОМОНа в форме обходят лавки на площади Якуба Коласа и просят сидящих на них пройти с ними.

Задержан оппозиционный политик Николай Статкевич

Сразу после выхода из дома на акцию в воскресенье, 25 марта, был задержан оппозиционный политик, экс-кандидат в президенты Беларуси Николай Статкевич. На протяжении последних дней у его дома дежурили микроавтобусы с людьми в штатском.

Как сообщила изданию жена оппозиционера Марина Адамович, он находится в Центре изоляции правонарушителей на улице Окрестина и будет отбывать там 10-суточный арест за одну из прошлых акций осенью 2017 года.

Задержания по всей стране

В ряде других городов задержаны активисты, направлявшиеся в Минск, в частности, ехавший из Орши член незарегистрированной партии «Белорусская христианская демократия» Евгений Анищенко. На вокзале в Молодечно задержан глава Минской областной организации БСДП Алесь Абрамович.

Несмотря на запрет, ранее Статкевич призвал своих сторонников собраться на площади Якуба Коласа, чтобы провести «Марш достоинства» к Оперному театру, где пройдут санкционированные митинг и концерт по случаю Дня Воли. Превентивные задержания перед акциями в день 100-летия БНР начались еще несколько дней назад. 21 марта был задержан экс-кандидат в президенты Владимир Некляев, учредитель движения солидарности «Разам» Вячеслав Сивчик и активист "Европейской Беларуси" Максим Винярский.

Митинги, собрания и другие массовые мероприятия в честь 100-летия провозглашения БНР проходят в десятках белорусских городов.

(no subject)
Free Belarus
freebelarus

ФОТО: EPA

Агентство ЕРА опубликовало фотографии с места событий.

В Беларуси силовики задержали в центре Минска более 100 человек, пришедших для участия в шествии ко Дню воли.

Сообщается, что сначала «для выяснения личности» задерживали всех, кто имел при себе флаги и цветы, а затем начали задерживать всех находящихся на площади.

По данным правозащитников, среди задержанных, – активисты, журналисты и наблюдатели. Их отвезли в автозаках в Советский РУВД Минска.

Агентство ЕРА опубликовало фотографии с места событий, передает gordonua.com.








Верш з-за кратаў
Free Belarus
freebelarus

УЛАДЗІМІР НЯКЛЯЕЎ

Да 100-годдзя БНР.

У камеры турэмнай, нібы звер,

Глухім адчаем выючы да столі,

Святкую я стагоддзе БНР —

няспраўджанае свята нашай Волі.

Прынік да вочка

вокам

вартаўнік.

Мардаты. Зубы сцяты. Чын па чыну.

А недзе там, над столлю, — сакавік.

І недзе там — за кратамі — Айчына.

І раптам я адчуў, што мы ўдваіх

За кратамі, як з ланцугом на шыі,

Я выю ў столь па гэты бок ад іх,

Яна — па той бок у нябёсы вые.

Аж дрыжыкі бяруць з яе выцця!

Такая ў ім туга, нуда такая.

Як не хапае ёй, каб жыць, жыцця,

І смерці, каб памерці, не хапае!

І так — скрозь век, скрозь сто студзёных год,

Скрозь боль і жах, скрозь песні з карагодамі —

І скрозь правадыроў, і скрозь народ,

Які ніяк не можа стаць народам.

Вясна, вясна! Скажы, шапні ты мне,

Калі ўжо ты прыйшла на наш гасцінец,

Чаму я ў роднай, крэўнай старане

Турме — радня, а ўсёй радні — чужынец?

Шапні, вясна чаканая, скажы:

У чым я прад Айчынай вінаваты?..

І слухаў я, як б’юцца капяжы

Аб падваконнік,

Аб сцяну,

Аб краты...

О, Беларусь! О, Крывія мая!

Ты

Ува мне

Жывой крывёй струменіш!

І гэта ўжо ніяк,

Нічым не зменіш:

Кроў на ваду не памяняю я.

Дарма — турма! А Воля — не дарма!

І не дарма Пагоні меч узняты!

Мы рассячэм ланцуг!

Мы вырвемся з ярма!

Мы ўсё-ткі спраўдзім

Волі нашай

Свята!

Нагадаем, што Уладзімір Някляеў зараз адбывае адміністрацыйны арышт на Акрэсціна.

Уладзімір Някляеў, «Фэйсбук»